Менеджер продуктов: быть или казаться

Менеджер продуктов: быть или казаться

Кто такой менеджер продуктов? Просто мастер коммуникаций, который бегает между командой разработки и стейкхолдерами, переводя запросы и ответы с технического языка на бизнесовый и обратно? Или супермен, владеющий самыми разными навыками? Ответ на эти вопросы помогает понять, какие области знаний и умений прокачивать, чтобы стать успешным и востребованным специалистом. 

Анастасия Иванова, старший продюсер онлайн-магистратуры «Управление цифровым продуктом»  Нетологии и НИУ ВШЭ, и Павел Волощук, академический руководитель программы рассказали, откуда берутся менеджеры продуктов, почему рынку нужен общепризнанный профстандарт и как получилось, что некоторые менеджеры продуктов только кажутся крутыми специалистами, а на самом деле не понимают сути профессии.

Баунти и два типа менеджеров продуктов

Павел Волощук: Рынок обучения менеджменту продуктов сейчас напоминает то, что в свое время происходило с программированием: на курсы зазывали всех подряд, обещали за две недели сделать востребованными кодерами и горы денег. Как в девяностые — тогда в стране появились первые шоколадные батончики — и лучше всех продавался «Баунти». потому что реклама обещала «райское наслаждение». Потом люди распробовали батончик — и вдруг выяснилось, что застрявшие в зубах кусочки кокоса очень далеки от рая. Однако я думаю, что со временем ситуация выправится — курсов станет меньше, выживут только сильнейшие. 

Перед запуском магистратуры по менеджменту продуктов с Нетологией во ВШЭ мы проводили исследование и обнаружили две крайности в понимании роли менеджера продуктов: 

  1. Менеджер продуктов, у которого очень сильные ноги. Он быстро бегает и постоянно всех подталкивает, передает информацию. Такими менеджерами становятся, когда человеку с навыками проектного управления говорят: «Всё, завтра ты станешь менеджером продуктов». Однако такой человек не умеет управлять продуктом — он просто ходит и решает отдельные проблемки. 
  2. Суперпродакт — крутой эксперт с набором компетенций из разных профобластей. Ведь если кто-то хочет действительно хорошо управлять продуктом, ему необходимо изучить и освоить множество навыков и инструментов. При этом необязательно осваивать их глубоко. Например, разбираться в управлении разработкой, знать основы веб-программирования, и в то же время мастерски общаться с инвесторами, понимать, как работает стратегический менеджмент и экономика продукта, как настраивается маркетинг. Самое интересное, что в некоторых компаниях берут на работу только таких кандидатов.

Мы пишем о менеджменте продуктов и развитии в телеграм-каналах make sense и Product Mindset, а обсудить любые продуктовые вопросы можно в Product Sense Chat.

Бесполезность высшего образования 

Анастасия Иванова: Сейчас много говорят о бесполезности образования — в том числе и высшего. И это проблема. Даже школьники и их родителей сетуют, что их чему-то «не научили». А ведь на самом деле нужно учиться прежде всего самостоятельно. И похоже, что на образование жалуются те, кто ждет: вот сейчас я пройду какие-то курсы или университет и знания мне вложат прямо в голову, закачают в мозг, как в фантастических фильмах. При этом как будто можно ничего не делать. Это ошибочная позиция — если просто смотреть лекции и читать книжки, игнорируя практику, то вы мало чего добьетесь. Конечно, плюсом к теории необходимо прокачивать навыки на практике: пойти на стажировку или junior-позицию к опытному специалисту и учиться у него.

Павел Волощук: Мы регулярно спрашиваем у нанимающих менеджеров продуктов и успешных специалистов, пригодилось ли им образование. И получаем два типа ответов:

  1. Образование никому не пригодится, потому что мне не пригодилось. Так чаще всего отвечают те, кто не преподает на продуктовых курсах и программах. 
  2. Я бы мечтал, чтобы на старте карьеры мне кто-то вроде меня сегодняшнего рассказал все о профессии — причем в какой-то более-менее безопасной среде. Так отвечают те, кто преподает на профильных курсах.

Откуда берутся менеджеры продуктов 

Анастасия Иванова: В любую профессию можно прийти без высшего образования, но с ним ваши знания станут более структурированными, системными и сам путь займет меньше времени. Например, если менеджер продуктов начинает свой путь с junior-позиции и учится на своих ошибках, информации из интернета и случайных курсах, путь до middle-позиции займет не меньше двух лет. И это будет больнее, чем получить фундаментальное высшее образование за те же пару лет.

Вообще, ко многим программам обучения менеджменту продуктов есть вопросы — чаще всего потому, что нет общепризнанных стандартов и программы проектируют, исходя из своего видения. В итоге возникает перекос в ту или иную сторону: маркетинг, пиар, разработку или коммуникации. Мы составляли программу под суперпродактов и старались добавить в нее максимум разных полезных навыков.

Павел Волощук: Зачем вообще менеджеру продуктов учиться два года? Потому что есть период становления в профессии. Большая часть современных менеджеров продуктов — и на самом деле крутые, и те, кто просто неплохо коммуницирует с людьми, нигде и ни у кого не учились своей специальности. Их компетенции формировались стихийно — в соответствии с запросом рынка и работодателей. 

Сами они обычно проходят долгий, постепенный и тернистый путь— но со временем свой стек навыков они дополняют всем необходимым. Появилась новая специальность, бизнес искал специалистов — и они удовлетворили спрос. Однако так не может продолжаться вечно — ведь бизнес ищет все больше квалифицированных менеджеров продуктов, а долгий и сложный путь проб и ошибок, путь одиночек и гениев — плохо масштабируемая система. 

У рынка образования, особенно высшего, отложенная реакция — он откликается на изменения и запросы рынка не сразу, а с задержкой. Сегодня появился спрос на что-то новое, а рыночный стандарт и системное обучение появятся только послезавтра.

В свое время такая ситуация была с железными дорогами. До их изобретения люди ездили на каретах, запряженных лошадьми. И когда в России начал прокладывать первые железные дороги, по которым поезда ходили со скоростью 50−60 км/ч, это был колоссальный прорыв. 

Профессия инженера путей сообщения сразу стала «хайповой» — все компании искали таких специалистов. Однако готовых инженеров не было — а потому первые железные дороги прокладывали мостостроители. Они случайно пришли в профессию и для них это был отличный социальный лифт. Со временем реальные училища начали готовить инженеров путей сообщения и рынок нормализовался. Но системно учили инженеров те самые мостостроители, которые осваивали специальность с нуля.

Сейчас менеджеры продуктов все еще в основном приходят из смежных областей: проектных менеджеров, членов продуктовой команды с хорошими Soft Skills, маркетологи, которые добавили себе компетенций. Входными лифтами в профессию становятся группы компетенций, которые считаются важными для менеджера продуктов. И в лучшей ситуации оказываются те, у кого уже есть важная с точки зрения менеджмента продуктов экспертиза в какой-то предметной области.

Однако постепенно и образование становится инструментом перехода в профессию. Хотя все равно многое зависит от того, откуда ты приходишь, какое у тебя понимание профессиональной области.

Осознанность в профессии и развитии

Павел Волощук: Интересно, насколько сами менеджеры продуктов осознают свою роль — ведь в разных компаниях у них разные обязанности. Приведу пример типичного диалога: именно по такому сценарию у нас неоднократно проходило общение во время исследования рынка менеджеров продуктов.

— Расскажи, кто такой менеджера продуктов, чем ты занимаешься?

— Я общаюсь с командами и разрешаю конфликты: хожу на совещания, отстаиваю нашу позицию. А после совещаний качественно передаю информацию команде. У меня сильные Soft Skills и я для команды разработки — как shit umbrella.

— То есть как менеджер продуктов ты именно этим занимаешься? 

— Да, это и есть суть работы менеджера продуктов. 

— Хорошо. А где ты учился? Как ты понял, что это основная обязанность менеджера продуктов. 

— Да в общем-то нигде не учился.

То есть человек просто вырос в определенной среде и она сформировала у него такое представление. И это представление накрепко засело у человека в голове — ведь он впитывал его несколько лет. Но на этом диалог не заканчивается:

— Хорошо, а чему тогда ты собираешься учиться? 

— Мне надо и дальше развивать Soft Skills. Они привели меня в профессию и сделали успешным. Я продолжу в них вкладываться — хочу развивать свои сильные стороны. Думаю насчет курсов по ораторскому мастерству, риторике и сторителлингу, чтобы успешно рассказывать на совещаниях, как и что мы делаем.

И мы поняли, что продуктовую магистратуру ВШЭ бессмысленно таргетировать на такой тип людей — людей, которые не понимают, в чем состоит их роль, не видят существенных пробелов в своем опыте и искренне не понимают, чему вообще можно учиться два года — как на совещаниях лучше отстаивать свои интересы или планировать задачи по проекту?

И думаю, что в этом смысле часть специалистов уже не спасти. Чтобы поменялось восприятие профессии на уровне индустрии и появилось единое понимание роли менеджера продуктов, нужны качественные изменения. Конечно, когда-нибудь это случится само собой, просто мы хотим, чтобы это произошло побыстрее — чтобы люди поняли: если ты просто быстро бегаешь с совещаний к команде и обратно, много и умело общаешься, ты еще не менеджер продуктов.

Если вы уже работаете менеджером продуктов, посмотрите информацию о том, какие вам нужны компетенции для того, чтобы на самом деле быть, а не казаться менеджером продуктов. Откройте таблицы с компетенциями и попробуйте объективно себя оценить. И если окажется, что половины навыков у вас просто нет, либо вы что-то слышали об этом, но никогда не делали — возьмите и пересоберите свои навыки заново.

Десять тысяч часов и образование

Павел Волощук: В своей книге «Гении и аутсайдеры» Малкольм Гладуэлл описывает популярную концепцию: чтобы достичь мастерства в каком-то сложном навыке, надо потратить примерно 10 тысяч часов. Мы посчитали объем обучения в нашей магистратуре — и у нас получилось порядка пяти тысяч часов вместе с практическими заданиями. Все важные навыки требуют времени и если вы хотите стать гармонично развитым менеджером продуктов, а не тем, кто будет им казаться, придется в это инвестировать свое внимание.

Мы живем в стране возможностей: и хотя окно этих возможностей закрывается прямо на наших глазах, оно все еще приоткрыто. Простой пример: в сериале Suits талантливого юриста-самоучку посадили в тюрьму за то, что он представлялся адвокатом из Гарварда — при этом он прекрасно выполнял свою работу. А у нас, если вдруг выяснится, что гениальный хирург оперировал без диплома, ему максимум грозит административное правонарушение — и даже инженер трубопроката может стать отличным психологом. В этом смысле в России еще сохранилась возможность кардинально сменить профессиональную сферу, не получая «корочки». Но со временем таких кейсов становится все меньше.

Современные форматы образования

Анастасия Иванова: Есть вещь, которую очень хочется искоренить в современном высшем образовании — это ежедневные лекции с восьми утра. Построить карьеру или бизнес параллельно с такой нагрузкой практически нереально. Именно поэтому пять тысяч часов магистратуры ВШЭ мы максимально наполнили самостоятельной работой и практикой. 2020 год показал, что все отлично учатся в онлайне — и получается это чуть ли ли не эффективнее, чем очно. Очевидная выгода такого формата — он экономит много времени и денег. Уже не надо куда-то ехать, привязываться к месту, долго искать нужную аудиторию, жить в большом городе — учиться можно из любой точки мира.

Лекции мы тоже оптимизировали и поделили на два типа: синхронные и асинхронные. Все, что долго не устаревает, мы записали и даем в готовом виде — к таким лекциям можно обратиться в любое время. А все, что требует постоянной актуализации, мы проводим в режиме реального времени. Еще к синхронным онлайн-форматам мы относим групповые мозговые штурмы, дискуссии и даже некоторые виды стажировок. 

Павел Волощук: И все-таки 90% из этих пяти тысяч часов наши студенты пилят продукт. Сначала они самостоятельно изучают учебный контент, а потом в командах выполняют практические задания — и во время этой практики понимают, зачем нужна была теория. Например, у нас одна из первых дисциплин — это управление проектами. Мы даем учебные модули по Waterfall и Agile, делим студентов на группы: часть групп начинает работать по Waterfall, другая часть — по Agile.

Раз в неделю студенты всех групп встречаются и обмениваются опытом, пытаются понять, чем отличаются их процессы. Здесь самое главное, что они работают, выполняют практические задания. Например, вы работаете по Agile и каждую неделю у вас меняется Scrum Master – при этом вы работаете над своим проектом так, как мы вас учим. Или, например, мы даем задачу провести исследование клиентского опыта. И студенты тут же берут эти задачи в работу, без всякого временного лага в несколько месяцев или лет в стиле «вот устроюсь менеджером продуктов в компанию и там попробую применить эту теорию».

Выводы

  1. Менеджмент продуктов нашёл свой Product/Market Fit – профессия стала модной и востребованной, но чему учить специалистов и кто именно нужен рынку, задумываются далеко не все руководители онлайн-школ.
  2. Значительную часть обучения должны составлять практические задания – синхронные (онлайн или офлайн-работа в группах) или асинхронные (индивидуальная работа).
  3. Онлайн становится эффективнее офлайна: больше не надо тратить время на проезд, жить в большом городе и вообще привязываться к конкретной локации.
  4. Высшее образование даёт систему знаний – это позволяет получить цельный взгляд на профессию и свои обязанности.
  5. Всех менеджеров продуктов условно можно разделить на два типа: любители коммуникаций и Soft Skills и супермены, которые владеют сразу многими навыками.
  6. Рынок образования менеджеров продуктов и требования работодателей со временем придут к какому-то общему профессиональному стандарту, но чем быстрее это произойдет – тем быстрее рынок стабилизируется и станет более прозрачным.
В подкасте make sense вместе с онлайн-магистратурой ВШЭ и Нетологии «Управление цифровым продуктом» мы запускаем проект «О том, как Дима, Гриша и Сережа в продакты пошли».
⭐ В подкасте вы узнаете:
• Правила героев, проверенные опытом. «Собирая фидбек, пропускай его через свой собственный фильтр и прислушивайся к внутреннему чутью».
• Ошибки, которых можно избежать. «Чтобы тебя больше ценили в команде, надо брать больше проектов и вовлекаться во все процессы — с таким подходом к работе садится батарейка, и ты начинаешь много ошибаться или выгорать».
• Подходы к личному развитию. «Zoom in / Zoom out — у тебя всегда есть большая история, и то, что ты делаешь в данный момент — это все лишь один шаг».
• Принципы, помогающие росту в профессии. «Перестал бояться говорить нет — и карьера пошла вверх».
Первый выпуск подкаста появится на сайте и всех подкаст-платформах 6 июля.