Что происходит в FinTech-продуктах и зачем крупный бизнес покупает банки: make sense show с Надеждой Авданиной из API Bank

Озон купил «Оней» у Совкомбанка, а Яндекс — «Акрополь». В то же время Сбер и ВТБ наращивают свои продуктовые портфели за счет сервисов вроде доставки еды и онлайн-кинотеатров. 

На Fintech-рынке ярко выделяются три тренда: 

  1. Embedded banking — когда бизнес покупает банки и встраивает их в свои процессы (Яндекс, Озон).
  2. Bank as the Service — когда бизнес интегрирует банковские API, чтобы оказывать финансовые услуги клиентам на своих условиях (эта модель напоминает виртуального мобильного оператора). 
  3. Крупные банки скупают различные продукты и встраивают их в свою экосистему (Сбер, ВТБ).

Fintech в России стремительно развивается — и на это есть несколько причин:

  1. Цифровизация российских банков, особенно топовых, гораздо выше, чем в той же Европе, где банки сохранили консервативность. Поэтому в России Fintech вынужден соревноваться не только с прямыми конкурентами, но и с игроками уровня Сбера и ВТБ. 
  2. Fintech-индустрию все время вынуждают развиваться активности и инициативы Центробанка.
  3. Fintech-компаниям приходится конкурировать с маркетплейсами, агрегаторами, поставщиками различных услуг. Потому что иногда бизнесу проще самостоятельно оказывать банковские услуги и выстраивать финансовые процессы быстрее и более гибко.

На конференции ProductSense’21 Moscow Юра Агеев поговорил с Надеждой Авданиной, исполнительным директором API Bank, о трендах и ближайшем будущем Fintech-индустрии.